Предложить новость
Главная Новости В алтайском селе женщину осудили на 10 лет из-за пищевого мака

В алтайском селе женщину осудили на 10 лет из-за пищевого мака

27.09.2016 в 14:20 Происшествия

В Топчихе предпринимательницу осудили за то, что в ее магазине и доме нашли коробки с кондитерской специей. По мнению родных женщины, дело сфабриковано, тем более что следователи, которые осуществляли оперативное сопровождение по делу, сами проходят по уголовной статье, в том числе и за фальсификацию доказательств в других расследованиях. В перипетиях этой истории разбирался корреспондент «МК».

Вне закона

В центре Топчихи Алтайского края стоит небольшой магазинчик. Вот уже несколько месяцев он закрыт, хотя совсем недавно кормил часть села и был любимым детищем хозяйки — 51-летней Ирины Дортман. Этот же магазин стал ее наказанием.

Как рассказывает Дортман, 26 ноября 2013 года без стука, как это бывает в боевиках, в ее дом «вошли» сотрудники полиции, всех уложили на пол и приступили к обыску. Как оказалось, правоохранители искали мак — пищевой, расфасованный по заводским пакетам, который продавался в ее же собственном магазине. Специи, по словам хозяйки, прятать никто и не собирался. По итогу во время обысков наркополицейские в доме и магазине изъяли семь коробок с упаковками мака.

«На объяснения, что магазин рядом, маленький, все не входит, поэтому домой и принесли, внимания никто не обращал», — вспоминает обвиняемая.

Началось расследование. Как оказалось (материалы дела имеются в редакции), к полицейским обратился бывший наркозависимый. Он прописан в Барнауле, но дела Топчихи его так сильно взволновали, что он решил поступить «по справедливости», и пришел в отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УУР ГУ МВД России по Алтайскому краю, где рассказал, что в магазине Дортман продают наркосодержащий товар. Молодой человек даже принял участие в «контрольной закупке» 19 июля 2013 года. В объяснении, которое приобщено к делу, говорится, что бывший наркозависимый по поручению правоохранителей приобрел 300 граммов мака в магазине Дортман. «Зелье» ему якобы достали из-под прилавка, а сама продавец на вопрос покупателя о качестве товара ответила: «Все наркоманы такой берут», и при этом не отбила чек. К слову, по законодательству РФ на вмененной системе налогообложения чек и не выдается, так как налог оплачивается с площади помещения.

Ирине Дортман инкриминировали ст. 228 УК РФ (хранение и сбыт наркотических средств). Кроме того, по версии следствия, женщина не только сама приобретала, хранила и распространяла запрещенное наркотическое средство — пищевой мак, но и заставляла служащих магазина его продавать.

«Они считают, что я образованных людей, своих сотрудников, принуждала таким заниматься. Я давала людям работу, а сейчас все вот так поворачивается… Ужасно все это, — вздыхает Ирина Дортман. — Наши сотрудники составляли для нас заявки, писали, что нужно купить, и мы все это приобретали на базах. Все как во всех магазинах. У нас и в фактуре сказано, что в 2012 году мы покупали пищевой казахский мак. Все это брала официально, по бумагам, сертификатам».

Роковая покупка

Женщина вспоминает, что все делала как и всегда, только в этот раз покупала мак в продуктовом магазине (фирма ООО «ОВК». — «МК».), который во время поездки в Алейск заинтересовал ценой, а также предложенной скидкой. Товар, по ее словам, не вызвал никаких подозрений: упакован был как и любой другой. Она уверяет, что никогда не прятала эту специю и всегда продавала ее в магазине.

Сначала в семье Дортман восприняли происходящее как чудовищную несправедливость, с которой блюстители закона непременно разберутся, но чем дальше шло расследование, тем больше возникало вопросов и сомнений.

По версии следствия, женщина, кроме всего прочего, входила в состав организованного преступного сообщества (ОПС), участники которого сознательно продавали наркотики. Следователи убеждены, что Дортман покупала мак у Л., руководителя «ОВК», зная о том, что он обладает наркотическими свойствами, специально с целью сбыть его руками продавцов наркозависимым. В свою очередь руководитель «ОВК» приобрела мак у поставщика — некоего Шахвалада С., получавшего его из Казахстана. Кроме того, у Л. этот товар находился в свободной продаже и пользовался популярностью у покупателей. Следователи усмотрели во всем этом преступный умысел и ко всему прочему вменили ей ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества).

«Представьте себе, какая это прибыль, с семи-то коробок? Мы пытались объяснить следователям, доказать в суде, что просто приехали и купили товар, но нас не услышали», — разводит руками Дортман.

…8 сентября 2016 года состоялось заключительное судебное заседание. Дортман вынесли обвинительный приговор. Суд приговорил ее к 10 годам и 4 месяцам колонии общего режима, но, правда, не признал ее виновной в участии в организованном преступном сообществе и по этому эпизоду оправдал в полном объеме. Это помогло женщине избежать наказания в виде 15 лет лишения свободы, на котором настаивал прокурор. Но и такой срок за продажу пищевого мака, по мнению Дортман, это незаконно. Теперь уже осужденная намерена обжаловать приговор в вышестоящих органах. Она уверена, что ее дело сфабриковано ради «красивой» статистики, а суд вынес несправедливое решение.

Замаранные погоны

В этой истории действительно все очень неоднозначно. Так, со слов адвоката Дортман, один из фигурантов «макового дела» Александр К. еще до разбирательства заявил на сотрудников регионального ГУ МВД России в полицию за то, что те вымогают у него деньги «за молчание». Якобы стражи закона обещали, что за вознаграждение проигнорируют наличие на его прилавке «наркотика». В итоге и эти работники, и Александр К. находятся под следствием (двое из оперативных работников участвовали и в деле Дортман. — «МК».). Однако этот щекотливый нюанс, по словам защиты, на суде не стали даже рассматривать: просьбу выслушать свидетеля, человека, подтверждающего уголовное настоящее следователей, почему-то отклонили.

Речь идет о сотруднике полиции Сергее Мастюкове, который, как сообщает защита, участвовал в деле Дортман. Как сообщает официальный сайт Генпрокуратуры РФ (от 14 апреля 2015 года), есть обвинительное заключение прокурора Алтайского края, согласно которому Мастюков и еще восемь его коллег занимались фальсификацией дел. Всех их (в зависимости от степени участия) обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и специальных средств, с причинением тяжких последствий), п.п. «а», «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с вымогательством взятки в особо крупном размере), ч. 3 ст. 228.2 УК РФ (сбыт наркотических средств в особо крупном размере). Следствие предполагает, что наркополицейские занимались фальсификацией доказательств, которые служили основанием для возбуждения уголовных дел в отношении невиновных людей, вследствие чего пострадали 11 человек.

Вместе с ним в неприятной истории «засветился» и Александр Тарасов. Его фамилия также значится в деле о фальсификации документов. И, кстати, объяснение, в котором бывший наркозависимый сообщает о том, что происходит в 100 км от места его проживания (по прописке), принято за его (Тарасова) подписью. Он же руководил контрольной закупкой, с результатами которой категорически не согласна сама Дортман. К тому же, как сообщил ее адвокат Александр Шапошников, на видеозаписи с «контрольной закупки» практически отсутствует звуковое сопровождение, а значит, и доказательств, что продавец говорила о наркоманах, нет. Более того, он настаивает, что на видео вышеуказанный наркозависимый приобрел не пищевой мак, а обычную пачку сигарет красного цвета.

«В отношении моей подзащитной был вынесен обвинительный приговор, согласно которому она признана виновной в сбыте наркотических средств в составе организованной преступной группы. С выводами суда ни сторона защиты, ни Дортман категорически не согласны. Ирина Владимировна знала только одного человека из так называемой ОПГ, и то общались они только по телефону. Она занималась обычной предпринимательской деятельностью, продажей продуктов питания, в том числе и пищевого мака в заводской упаковке, снабженного соответствующими сертификатами и на законных основаниях ввезенного на территорию России. Во всей массе изъятых у Ирины Дортман коробок с пищевым маком в магазине (5,3 кг) обнаружено около грамма наркотического вещества — маковой соломы, что в пределах допустимой концентрации, — пояснил Александр Шапошников, адвокат осужденной. — Ее признали виновной в сбыте наркотических средств, то есть фактически суд в данной ситуации приравнял продажу пищевого мака к продаже других наркотических средств, например героина. У нас за убийство человека назначается наказание от 6 до 20 лет лишения свободы, а в данной ситуации судом назначено такое наказание за продажу пищевого продукта. Я считаю, что при вынесении приговора можно было бы учесть, что женщина продавала пищевой мак, а не какое-либо наркотическое средство, как, например, кокаин или дезоморфин. Суд, по сути, принял решение о том, что это одно и то же».

В связи с этим в ближайшее время Ирина Дортман подаст заявление о пересмотре этого дела в Алтайском краевом суде. Она уверена, что с ней поступили несправедливо.

Ссылка на петицию в поддержку Ирины Дортман здесь.

Источник: Московский комсомолец/Барнаул

Просмотров/предпросмотров: 5661/19
 
Вернуться к списку новостей →

Комментарии

49,6
ПРОМЕТЕЙ

Дело сфабриковано 99%

27 сентября 2016 в 20:47
0
10
Мария ЛебедеваРоман Манахов

Булочки стряпать))

27 сентября 2016 в 19:43
0
518,4
Роман Манахов

куда ей семь коробок то? мутно чот

27 сентября 2016 в 14:33
0